Гарринча

Великий английский тренер сэр Уолтер Уинтерботтом, под началом которого «львы» играли на четырех мировых чемпионатах подряд, произнес эту фразу на пресс конференции после встречи с Бразилией на мировом форуме 1962 года в Чили. «В четвертьфинале Англия была разгромлена 3:1. Разгромлена не по счету, а по игре».

Гарринча в ней оформил дубль и сделал результативную передачу. Считается, что матч стал лучшим в его футбольной карьере, сам же ЧМ-1962 закончился триумфом «селесао» и Гарринчи, который был признан лучшим игроком турнира. А ведь подобного триумфа могло и не быть… Кроме того, вместе с соотечественником Вавой он разделил лавры лучшего бомбардира. Таким образом, Гарринча, из-за травмы Пеле ставший лидером команды в раздевалке, подтвердил свой статус и на поле.

Мануэл (Манэ) Франсиско дос Сантос родился в бедной многодетной семье. Его отец страдал пристрастием к алкоголю, возможно, именно из-за этого малыш Манэ появился на свет с серьезными недостатками: левая нога Гарринчи была короче правой на 6 см. Приговор врачей – мальчик не то что не сможет играть в футбол, ходить для него станет настоящим чудом. Однако чудеса хоть редко, но случаются. Несмотря на страшный диагноз эскулапов, Мануэл рос вполне активным ребенком, и его первой любовью стал футбольный мяч. Он умело совмещал игру за городскую команду с работой продавца бананов на рынке. Так могло продолжаться еще долго, но однажды в Пау-Гранди наведался один из бывших игроков «Ботафого». Его так потрясла игра юного нападающего, что он решил за свои деньги перевести его в столицу.

Болельщики «Ботафого», которые присутствовали на первой тренировке двадцатилетнего игрока, устроили ему не слишком теплый прием. «Посмотрите, он же хромой. Как он вообще бегать собирается?» – подобные вопросы то и дело неслись с трибун, пока Гарринча не вышел на поле. По заданию тренера нападающий должен был один в один обыграть лучшего защитника клуба Нилтона Сантоса. Получив мяч, Манэ с юношеской простотой исполнил пару финтов и пробросил снаряд между ног футболиста национальной сборной. На глазах у изумленных зрителей он исполнял задание тренера снова и снова, пока Сантос лично не дал оценку таланту Гарринчи. Спустя несколько дней будущая звезда отметит дебют за столичный клуб тремя мячами в ворота противника, а всего в сезоне их будет 20, что позволит хромому новичку стать лучшим бомбардиром штата.

Между прочим, Гарринча – отнюдь не фамилия. Это прозвище, которое получил мальчик от своей старшей сестры Терезы в четыре года. Его любимым занятием было ловить небольших птиц, больше похожих на воробьев, которых бразильцы называли гарринчами. И однажды сестра сказала: «Ты ловишь столько птиц, что и сам скоро станешь гарринчей».

Взлет не был стремительным. Лишь в 1957 году, когда «Ботафого» сумел выиграть чемпионат, потенциал Гарринчи раскрылся в полной мере. Однако за сборную нападающий, прозванный Чарли Чаплином футбола, выступал еще убедительнее.

В 1958 году сборная Советского Союза дебютировала на чемпионатах мира и сразу же попала в одну группу с бразильцами. Поражение со счетом 0:2 в полной мере не отражает преимущество «селесао». Отчасти потому, что Гарринче и партнерам куда важнее было показать представление на поле, чем отправить в сетку ворот соперника котомку мячей. Ведь происходили все игроки сборной из бедных кварталов, где больше ценилось удовольствие, полученное от искусного дриблинга. На шведском мундиале Мануэл не забил ни одного мяча, но большинству его игра запомнилась больше, чем шесть результативных выстрелов Пеле. Хотя через четыре года он и станет лучшим бомбардиром турнира, ценить его будут не за это.

На футбольном поле Манэ творил чудеса и был кумиром миллионов, а за его пределами оставался тем же мальчиком, который гонялся за птицами. Он жил, как играл, устраивая бразильский карнавал за пределами стадионов. О доброте и отзывчивости Гарринчи ходят легенды. Все деньги, которые водились у «радости народа», он спускал сразу же после игры в небольшом ресторанчике рядом со своим домом. Дело в том, что отмечать победы Гарринча привык со своими почитателями, а потому платил за всех, кто только помещался в питейном заведении. Отсюда и причина, почему в последние годы своей жизни он остался без средств к существованию.

Другая – издевательства футбольных властей. Гарринча успел окончить всего четыре класса начальной школы, поэтому испытывал трудности с чтением и счетом. Чиновники этим пользовались и подсовывали ему белый лист, который он подписывал, тем самым соглашаясь на мизерную зарплату.

Со временем Гарринчу стали преследовать проблемы с коленом. «Ботафого» отказывался оплачивать операцию, но когда она все же была сделана, то прошла неудачно. Манэ растерял форму и был продан в «Коринтианс». Потом в его карьере были еще четыре клуба и страшная авария в 1969 году, унесшая жизнь его тещи. Гарринча впал в депрессию, несколько раз пытался покончить с собой, но все время его спасала любимая жена, «королева самбы» Элза Суарес, с которой игрок прожил 15 лет. В 1977 году они развелись. Гарринча остался один, жил в съемном доме в Рио, но чаще проводил время в больницах, лечась от алкогольной зависимости. Лечение ненадолго продлило жизнь великого игрока. Всеми покинутый, он скончался 20 января 1983 года в госпитале Боависта. В похоронной процессии, которая закончилась на небольшом городском кладбище в Пау-Гранди, где нашел свое последнее пристанище «радость народа», принимали участие 300 тысяч человек. Пеле, благодаря передачам Гарринчи ставший лучшим бомбардиром сборной, в толпе замечен не был.