Англичане исповедовали агрессивную игру с толчками плечом, которые порой выглядели слишком жесткими даже на британский вкус. Поэтому правилом 9 в Кодексе 1905 г. специально оговаривалось, что, хотя силовая борьба разрешается, она не должна вестись слишком жестко или угрожать здоровью игроков. Тем не менее на Британских островах силовая борьба по-прежнему считалась важнейшей составляющей футбола, призванного, как там полагали, соединять мастерство с физической силой, что и было закреплено в правилах игры. Однако на европейском континенте и в Южной Америке это не вызывало одобрения. Соответственно там старались, и не без успеха, сузить рамки допустимых силовых единоборств. Так, например, если во время матчей, проходивших в 1930-е гг. в Центральной Европе, форвард толкал голкипера, уже державшего мяч в руках, публика неизменно приходила в сильное раздражение.

В январе 1939 г. в «Футбол Уолд» («Мир футбола») была опубликована статья, автор которой призывал к строжайшему соблюдению всех правил ИФАБ и с эдаким «лирическим надрывом» вопрошал: есть ли в футболе что-нибудь «зрелищнее, живее и атлетичнее того момента, когда нападающий изящным и мощным толчком в рамках правил направляет в сетку мяч вместе с поймавшим его в руки вратарем?». Однако судьи Южной Америки и Европы, похоже, считали иначе и все чаще карали такие действия штрафным ударом. В 1950-е гг. неоднозначная трактовка данного правила стала порождать жгучие разногласия. Один из руководителей гонконгской футбольной ассоциации в своем письме в ФИФА интересовался: разве пункт 4 Правила 12 об атаке вратаря, владеющего мячом, уже не действует? А то европейские команды (в письме прямо упомянуты австрийцы, шведы и югославы) настаивают, что голкипера, держащего мяч в руках, вообще нельзя касаться. И как на это реагировать? Ответ ФИФА был однозначным: правило в силе, и, кстати, пожалуйста, сообщите нам точные названия команд, которые его оспаривают! Но по этому поводу начали задумываться и самые ярые поборники мужественной силовой борьбы — британцы. В финале Кубка 1957 г. нападающий «Астон Виллы» с такой яростью налетел на вратаря «Манчестер Юнайтед», что последнего пришлось уносить с поля. Замены травмированных футболистов в официальных матчах были запрещены, и команде «Манчестера» пришлось ставить в ворота полевого игрока. В результате они проиграли матч и упустили возможность впервые за шестьдесят лет сделать дубль, выиграв и чемпионат, и Кубок Англии. Английский рефери международного класса Артур Эллис после этой встречи спросил у тренера национальной сборной Уолтера Уинтерботтома, не кажется ли тому, что пора защитить вратарей, как это уже делают на континенте.

Однако эта норма оставалась неизменной еще на протяжении нескольких десятилетий, хотя в действительности она соблюдалась все меньше и меньше. В конце концов пункт 4 Правила 12 будет отменен, но даже в издании Правил игры 1999 г. допускается толкать соперника плечом, если арбитр не сочтет, что кто-то из игроков «действует неаккуратно, излишне резко или чрезмерно применяет силу». И все же можно с уверенностью утверждать, что по крайней мере по отношению к голкиперам эра силовой борьбы закончилась.

Чрезвычайно многое в игре всегда оставалось на усмотрение судьи, ведь большинство решений ему приходится принимать в доли секунды. Надо ли ему вмешиваться в тот или иной момент игры или оставить все как идет? Одним из наиболее ярких примеров правила, целиком рассчитанного на понимание арбитра, является так называемый «свисток в пользу провинившегося».

В 1903 г. ИФАБ постановил, что гол, забитый прямым ударом со штрафного, назначенного за одно из семи грубых нарушений, засчитывается. При этом в специальном дополнении к правилам разъяснялось, что арбитр вправе не останавливать игру в тех случаях, когда такая остановка, по его мнению, была бы на руку как раз нарушителю. Иными словами, он должен зафиксировать фол, но не давать штрафной или даже пенальти, если считает, что это противоречит духу игры и может помочь провинившемуся. Конечно, все было нормально, если, не остановив игру, судья давал атакующей команде возможность забить гол. Но в менее очевидных ситуациях применение данного правила зачастую порождало множество проблем. Во-первых, не всегда было ясно, что арбитр решил не свистеть именно для того, чтобы не поощрять провинившегося. Многие игроки, и уж тем более зрители (которые в большинстве своем, разумеется, не рылись часами в различных сводах футбольных правил), не понимали, что происходит, и от этого приходили в раздражение. В результате жертва нарушения на поле зачастую решала устроить самосуд, в то время как на трибунах недоумение порой перерастало в неприкрытую ярость. Ну и более того: а что, если нападающая (пострадавшая) сторона не только не забивала гол, но вообще в результате действий судьи не получала никакого преимущества? Судейский комитет ФИФА в ноябре 1934 г. четко разъяснил, что в этом случае судья не имеет права остановить игру и, вернувшись к месту нарушения, все-таки назначить штрафной.

Когда в 1955 г. один британский арбитр провел три месяца в Судане, повышая квалификацию местных судей, ему довелось наблюдать за 70 играми, каждая из которых вследствие невыносимой жары состояла из двух таймов по 30 минут. Так вот, правило не допускать «свистки в пользу провинившегося» не применялось в этих матчах ни разу! Как игроки, так и болельщики не очень-то разбирались в тонкостях контактного футбола. Нарушение есть нарушение, считали они, и за него всегда надо наказывать. В 1930-1940-е гг. аргентинские судьи тоже не стремились «давать футболистам поиграть», не рискуя раздражать игроков, болельщиков или, того хуже, владельцев и руководителей команд. Наблюдатели ФИФА, следившие за матчами чемпионатов мира 1954 и 1958 гг., обратили внимание, что очень немногие (в основном британские) арбитры последовательно придерживались правила «не свистеть зря», а остальные совершенно его игнорировали. Во время первого семинара для азиатских футбольных арбитров, проведенного ФИФА в мае 1958 г., правило «свистка в пользу провинившегося» пришлось разбирать особенно тщательно. Постепенно оно получило гораздо большее, хотя и не всеобщее, распространение. Непоследовательность в его применении отмечается и сейчас: арбитры из некоторых стран по-прежнему не склонны продолжать игру после фола. Однако согласно последним рекомендациям в том случае, если пострадавшая команда не извлекла преимуществ из атаки, судья обязан вернуться к месту нарушения и наложить своего рода «отложенный штраф». В общем, дискуссия по поводу «свистков в пользу провинившегося» как нельзя лучше свидетельствует и о необходимости стремиться к единой трактовке правил, и о тех препятствиях, с которыми такое стремление может сталкиваться.

И ИФАБ, и Судейский комитет ФИФА с большой настороженностью относились к идее изменять правила. Они всегда утверждали, что чем меньше нового, тем лучше, поскольку именно постоянство и неизменность правил во многом способствовали столь успешному распространению футбола по всему миру. Главным сдвигом в первой половине XX в. стала либерализация правила «вне игры», призванная сместить баланс между защитой и нападением в пользу последнего. Обороняющиеся научились весьма умело пользоваться старыми нормами определения офсайда, что в 1920-е гг. стало причиной серьезного беспокойства в футбольном мире. В матчах забивали все меньше голов, а ведь именно взятие ворот - самый притягательный момент и для зрителей, и для самих игроков. Изменения, безусловно, сыграли положительную роль, однако в 1960-х гг. футбольным законодателям пришлось столкнуться с гораздо более серьезными испытаниями, в которых они должны были проявить и стойкость, и изобретательность. Вызов был брошен теми, от кого, пожалуй, этого меньше всего ожидали: гроза пришла из Соединенных Штатов. К тому времени игра в соккер в США уже прошла длинный путь, на протяжении которого предводителем американских футболистов по большей части была футбольная ассоциация соккера США (слово «соккер» добавилось в ее название в 1945 г.). США были участником финальных турниров Кубков мира 1930 и 1934 гг., а руководители американской ассоциации активно сотрудничали с ФИФА.

Однако развитие футбола в Америке было ограничено, во-первых, тем, что в него главным образом играли иммигранты: немцы, ирландцы, итальянцы, шотландцы, бразильцы, а во-вторых, новой игре приходилось бороться за спонсоров и финансовые вложения с такими корифеями американского спорта, как, например, бейсбол. Профессиональные союзы балансировали на грани выживания, и, скажем, Международная лига, в которой выступало много иностранных футболистов, в 1965 г. была вынуждена прекратить свое существование. Однако в 1966 г. американское телевидение широко транслировало из Англии чемпионат мира, и, возможно, именно данный факт подтолкнул местных бизнесменов к тому, чтобы предпринять еще одну попытку внедрить профессиональный футбол в своей стране.