Футбол по итальянски

Ответ нашелся у итальянцев. Более того, именно в Италии быстрее всего приживались различные технические и тактические новинки. И особенно там ценилась яростная борьба, невероятное напряжение схватки равных соперников; во внутреннем итальянском чемпионате было немало сильных команд, и потому они были сосредоточены не на том, чтобы как можно больше забить в ворота соперника, но стремились как можно меньше пропустить в свои. Именно на это были нацелены пресловутый «итальянский метод» и сменившая его «система». Оборонительную философию довел до совершенства Эленио Эррера, творец «катеначчо», или «замка», ставшего визитной карточкой миланского «Интера», который он тренировал в 1960-е гг. Эррера укрепил защиту пятым игроком, располагавшимся позади основной четверки обороняющихся, чтобы подчищать огрехи партнеров. Такая манера игры очень быстро была принята на вооружение большинством клубов Высшей лиги итальянского футбола (так называемой «серии А»), а также национальной сборной. Один из самых известных итальянских знатоков футбола Джанни Брера даже окрестил ее «футболом по-итальянски». Ее суть заключалась в самоотверженной обороне и трех фундаментальных принципах: простота, основательность и трезвый расчет. Пожалуй, больше никогда не сталкивались на поле столь диаметрально противоположные стили игры, как это было в финале Кубка европейских чемпионов 1967 г. между «Интером» и «Селтиком» (Глазго) и в решающем матче чемпионата мира 1970-го, где встретились сборные Бразилии и Италии. Показательно, что в обоих случаях приверженцы «катеначчо» остались в проигрыше, но на Италию это не произвело особого впечатления, и ее ведущие клубы и сборная еще долго сохраняли верность этому стилю игры.

Голландский Аякс

Бразилия одно время казалась непобедимой, но после 1970 г., когда со сцены сошло целое поколение выдающихся мастеров, их наследникам потребовалось целое десятилетие, чтобы приблизиться к прежним высотам. Но в 1970-е на смену бразильцам пришли голландцы, превратившие Нидерланды в новую футбольную сверхдержаву, и это произошло всего через 20 лет после того, как в стране появился профессиональный футбол. Разумеется, у такого взлета была своя предыстория. Еще до 1945 г. амстердамский «Аякс» заслужил неплохую репутацию благодаря своей атакующей игре, основанной на искусном контроле мяча и точном пасе. В течение многих лет английский тренер «Аякса» Джек Рейнольдс прививал своим питомцам не только технические навыки, но и тактическую дисциплину. Он же заложил фундамент продуманной стратегии воспитания юных игроков, которая теперь составляет мировую славу голландцев. Еще один англичанин, Вик Бэкингем, дважды возглавлял «Аякс» после 1959 г. и весьма одобрительно отзывался о качестве голландских игроков, всячески стараясь развить заложенные в них способности. В 1960-е гг. «Аякс» уже был чем-то вроде огромного предприятия, которое стало своего рода символом Голландии. Неподалеку от главного стадиона находилось еще 20 полей, где команды разных возрастов проводили по 15 матчей за неделю. «Аякс» выиграл чемпионат Нидерландов 1960 г., забивая в среднем по 3,2 мяча за игру; за этим последуют победы в первенствах 1966, 1967, 1969 и 1970 гг.

Однако предвестником новой эпохи стали, пожалуй, два матча в декабре 1966 г., когда «Аякс» выбил «Ливерпуль» из Кубка чемпионов, сначала разгромив соперника в Амстердаме (5:1), а затем сведя вничью (2:2) ответную встречу на родном для англичан стадионе «Энфилд-роуд». Во второй игре оба мяча в ворота хозяев провел молодой парень, которого звали Йохан Круифф. Наступала эра «тотального футбола».

Еще в 1955 г. Вилли Майзль выпустил книгу под названием «Футбольная революция», в которой предсказал, что будущее за теми, кто отвергнет привычные стереотипы. Защитники будут уходить вперед, а форвардам придется обороняться. Игроки должны вырабатывать в себе качества, которые позволят им стать универсалами. В 1960-е гг. явные признаки того, что такое будущее не за горами, можно было обнаружить не только в Голландии. Франц Беккенбауэр, выступая за мюнхенскую «Баварию» и за сборную своей страны, одинаково уверенно чувствовал себя и в обороне, и помогая нападающим. Даже в ревностно блюдущей свои ворота итальянской сборной левый защитник Фак-кетти был не прочь опасно подключиться к атаке. По-видимому, словосочетание «тотальный футбол» впервые прозвучало применительно именно к манере амстердамского «Аякса», а затем оно стало определением игры сборной Нидерландов на чемпионате мира 1974 г.

Однако Ринус Михельс, ставший во главе «Аякса» в 1960-е гг., начал с организации обороны и сумел привлечь в свою команду Васовича, ранее выступавшего за белградский «Партизан». В «Аяксе» Васович должен был исполнять обязанности свободного защитника, или «либеро». Михельс последовательно придерживался той точки зрения, что атака должна идти из глубины, но игроки при этом обязаны подстраховывать своих партнеров, если те уходят с мячом вперед, к воротам соперника. При этом не столько менялись позиции игроков - скорее менялись игроки, которые их занимали. Если же атака захлебнулась, футболисты должны как можно быстрее возвратиться на свои привычные места. Но при этом все и всегда должны мыслить наступательно. В весьма ограниченном лексиконе тренеров стали появляться новые выражения типа «открыться», «быстрый выход», «освободить зону», «пойти в свободную зону» и т.п. Благодаря своей превосходно организованной атаке, основанной на постоянной смене позиций, «Аякс» стал обладателем Кубка чемпионов 1971,1972и 1973 гг., причем самую важную - и в интеллектуальном, и в эмоциональном плане - победу он, пожалуй, одержал в финале 1972 г. над сверхзакрытым «Интером» из Милана.

Людей всегда интересует, кто какие-то вещи сделал самым первым. Кто изобрел комбинационную игру, основанную на коротком и среднем пасе? Кто впервые использовал третьего защитника? Кто, наконец, придумал тотальный футбол? Увы, однозначных ответов не найти. Ясно, что свою роль тут сыграли и футболисты, и тренеры. Михельс всегда старался пробовать на тренировках что-то новое, и трудно предположить, чтобы игроки такого уровня, как Крол, Неескенс, Васович и, конечно, Круифф, не впитывали его идеи. Но хорошие игроки -а это были очень, очень хорошие игроки - принимают решения на поле чуть ли не инстинктивно. К началу 1970-х гг. они провели бок о бок друг с другом в «Аяксе» и в национальной сборной уже пять лет и не просто много играли вместе, но и о многом успели поговорить.